Арктическое соглашение на финишной прямой

Новости рыбной отрасли > Арктическое соглашение на финишной прямой

26.05.2017

Разработка проекта соглашения по предупреждению нерегулируемого промысла в открытом море в центральной части Северного Ледовитого океана, по мнению большинства вовлеченных стран, близится к завершению. Чтобы обсудить компромиссный текст документа и возможные последствия для нашей страны после его принятия, Росрыболовство провело в Санкт-Петербурге круглый стол с участием рыбопромышленников, ведущих промысел в северных морях, региональных властей, ученых и общественности.

Открытые воды обрастают договорами

Арктика остается последним большим регионом, в отношении которого не выработаны международные договоренности по рыболовству. Интенсивное таяние льдов постепенно открывает здесь акватории, ранее недоступные для судоходства. Если эта тенденция сохранится, есть предположения, что в район, расположенный за пределами 200-мильных экономических зон приарктических государств, могут распространиться и некоторые рыбные запасы.

В июле 2015 года в Осло пять стран, граничащих с этим анклавом, – Россия, США, Норвегия, Канада и Дания - подписали декларацию о предотвращении нерегулируемого промысла в районе открытого моря Северного Ледовитого океана. Стороны заявили, что не будут осуществлять рыболовство в отсутствие достоверных научных знаний, мониторинга и без выработки понятных мер регулирования этих ресурсов.

После подписания декларации по инициативе США началась работа над заключением международного договора, который носил бы уже обязывающий характер. К переговорному процессу подключились еще пять стран – Республика Корея, Китай, Япония, ЕС и Исландия, которые открыто заявили о своих интересах в центральной Арктике.

Как сообщает корреспондент Fishnews, за два года состоялось пять раундов консультаций, в ходе которых новая «десятка» пыталась договориться об основных положениях будущего соглашения по предупреждению нерегулируемого промысла в анклаве. По итогам последней встречи, прошедшей в середине марта в Рейкьявике, участники переговоров получили проект документа, который, по словам замруководителя Росрыболовства Василия Соколова, является в некотором роде компромиссным. До 19 мая все страны должны были либо одобрить этот текст, либо прислать свои замечания.

«Ряд государств считает, что их все устраивает. В первую очередь это США, но такой же посыл идет от Норвегии, от Канады. ЕС официально заявил, что их полностью удовлетворяет этот текст», – рассказал на круглом столе замглавы рыбного ведомства. Однако у российской стороны к проекту возникло немало вопросов.

Прибрежные страны оставили без привилегий

В проекте соглашения не нашел отражения такой принципиальный для России момент, как особая роль приарктических государств, они фактически поставлены в равные условия с неарктическими. «Мы неоднократно подчеркивали, что запасы в центральной части Арктики не могут появиться откуда-то, кроме как из исключительных экономзон пограничных стран, то есть мы являемся хранителями этих запасов. Мы уже регулируем эти запасы, предпринимаем все возможные меры для их сохранения и неистощительного использования, и поэтому должны иметь решающий голос при принятии решений по регулированию рыболовства даже за пределами вод, находящихся под нашей юрисдикцией», – аргументировал российскую позицию Василий Соколов.

Другой причиной разногласий являются границы действия соглашения, а точнее статус Шпицбергена и так называемой рыбоохранной зоны вокруг архипелага, которая была введена Норвегией и не признается нашей страной. Вопросы возникли и по взаимодействию соглашения с частично распространяющейся на тот же район конвенцией о рыболовстве в северо-восточной части Атлантического океана (НЕАФК), и по возможному созданию дополнительных рыбохозяйственных региональных организаций, которым в дальнейшем могут быть переданы полномочия по регулированию рыболовства.

Одной из ключевых и наиболее дискуссионных тем стал принцип принятия решений в рамках соглашения. «Мы предлагали два варианта: либо это консенсус всех десяти государств, либо только пяти арктических. У России должен быть блокирующий голос как у страны, имеющей самую протяженную береговую линию в Арктике, самый большой сектор и внесшей самый большой вклад в исследования этого региона», – подчеркнул Василий Соколов. Но остальные страны такой подход не поддержали.

Включенный в проект вариант, сформулированный США, требует, чтобы за решение проголосовало три четверти участников соглашения и, как минимум, три арктических государства из пяти. «При таком формате соглашения – юридически обязывающего документа – Российская Федерация будет вынуждена принимать и исполнять решения, под которыми мы подпишемся. И эти решения могут совсем не соответствовать интересам нашей страны», – указал замруководителя Росрыболовства.

Науке разрешили национальные планы

Параллельно с разработкой проекта соглашения был запущен процесс формирования совместной международной программы исследований, которая может быть принята вслед за основным документом. Российская делегация высказала ряд замечаний, в том числе о возможности независимого выполнения национальных программ и праве собственности на результаты таких исследований внутри собственной экономзоны. Эти моменты в итоге нашли отражение в финальном тексте.

«Мы также настаивали на разграничении собственно научных исследований ресурсов и так называемого поискового лова. К сожалению, даже в окончательном тексте четкого разграничения нет, но нам удалось добиться, чтобы было понимание, что этот экспериментальный промысел регулируется отдельно от научных исследований», – сообщил Василий Соколов.

По словам замглавы федерального агентства, впереди возможен либо уже заключительный, либо решающий этап переговоров, когда подписание соглашения будет продвигаться любой ценой. «Мы, конечно, рассчитываем, что наша позиция будет услышана, но тенденция показывает, что слишком уж четко обозначены сроки – конец лета. В связи с этим стоит вопрос, что делать нашей стране. Соглашаться на предложенные условия регулирования или выходить из переговорного процесса, или делать что-то еще. Мы хотели бы выслушать ваше мнение», – обратился он к участникам круглого стола.

Представитель правового департамента МИД России Мария Рязанова согласилась, что для многих стран-участниц скорейшее подписание соглашения – уже дело решенное. «Соответственно, на данном этапе остро стоит вопрос, готовы ли мы, чтобы этот договор был заключен без нас, – заявила она. – Каких-то рычагов международно-правовых, сугубо неполитических, помешать самому факту заключения этого договора, мы не усматриваем».

Для прогнозов мало данных

В ходе обсуждения специалисты рыбохозяйственных институтов затруднились оценить перспективы рыболовства в центральной части Арктики – слишком мало исследований там проводилось. По данным ПИНРО, в западной части района, прилегающей к Баренцеву, Гренландскому и Карскому морям, выход за пределы 200-мильной зоны основных запасов трески и пикши маловероятен. В этих водах, возможно, встречается палтус, киты и другие млекопитающие.

По Дальнему Востоку информации еще меньше. У американских ученых были сведения о наличии в море Бофорта некоторого количества сайки, мойвы и других арктических видов, а также млекопитающих. Данные ТИНРО-Центра по восточной части Чукотского моря также не показывают сколько-нибудь значительного выхода ресурсов из ИЭЗ России.

Замдиректора ПИНРО Евгений Шамрай высказался резко против уравнивания в правах всех десяти стран, участвующих в соглашении. «На мой взгляд, по крайней мере в отношении проведения научных исследований, из соглашения должно следовать, что приарктические государства являются основными и определяют правила игры», – подчеркнул он.

В то же время, по словам завлабораторией международного рыболовного права ВНИРО Камиля Бекяшева, такие страны, как КНР, Япония, Южная Корея, проявляют активный интерес к изучению и освоению арктической зоны, в том числе к исследованиям живых морских ресурсов, и исключить их из этого процесса уже невозможно. Поэтому самое время вырабатывать подходы, стратегию и принципы сотрудничества арктических и неарктических государств.

Начальник отдела международного рыбохозяйственного сотрудничества ВНИРО Александр Глубоков отметил важность сохранения национальных исследований в проекте соглашения, но признал, что создание общей базы научных данных по Арктике было бы полезным. «Сейчас сложилась ситуация, что большинство исследований касается или низших трофических уровней, или среды, а сами рыбы, водные биоресурсы, практически не исследуются. Формирование такой базы, безусловно, могло бы помочь акцентировать внимание на вопросах, наиболее важных в плане потенциального принятия управленческих решений», – считает сотрудник института.

Он усомнился в необходимости создания в Арктике дополнительных региональных организаций, однако указал, что если таковые появятся, в их обязанности должно входить участие в процессе оценки состояния запасов водных биоресурсов, а не только общенаучные проблемы.

Подписать или отказаться

Представители рыбопромышленных предприятий и ассоциаций в целом согласились с точкой зрения регулятора и науки. «Наше мнение четкое. Соглашение в таком виде подписывать нельзя. При любом раскладе мы не сможем отстоять свою позицию и интересы России», – высказал мнение вице-президент ВАРПЭ, председатель правления Союза рыбопромышленников Севера Владимир Григорьев. Он добавил, что этот район Арктики должны регулировать, прежде всего, прибрежные государства. И подчеркнул необходимость четкого обозначения в соглашении статуса Шпицбергена.

Участники круглого стола согласились, что вопрос по большому счету стоит не столько о модификации соглашения, сколько об участии в нем нашей страны. Некоторые даже сравнили предложенные условия с ярмом на шею и предложили опротестовать документ на международном уровне, но большинство склонялось к более сдержанным взглядам.

«Мы видим сейчас, что Арктика используется как очень хороший механизм влияния на рынок», – констатировал представитель группы «НОРЕБО» Сергей Сенников, отметив, что если Россия не подпишет соглашение, она может столкнуться с обвинениями в том, что не поддерживает охрану арктических ресурсов.

«С таким текстом проекта его подписывать, конечно, не стоит. Нужно дорабатывать определенные моменты. Но если мы не будем участвовать, есть большие риски, что это потом скажется на наших позициях на внешних рынках – в Европе и в других странах. Это может негативно отразиться на работе отрасли в части экспорта», – предупредил Сергей Сенников.

Подводя итоги дискуссии, Василий Соколов отметил, что позиция совпадает у большинства участников круглого стола, хотя все понимают и риски, и нюансы. По его словам, мнения и предложения экспертов, общественности, рыбацкого сообщества и субъектов Федерации будут объединены с замечаниями МИД и Росрыболовства и доведены до сведения других участников переговоров.

«Решимости нам не занимать. Мы не хотим, как было сказано, надевать себе ярмо на шею, понимая, что не можем влиять на процесс. Это не устраивает никого – ни государство, ни бизнес, ни общественность. Поэтому будем стараться убедить наших коллег в том, что соглашение нужно, но оно должно быть проработанным, правильным, осмысленным, а сделанным не второпях и содержащим кроме массы неточностей и не урегулированных вопросов еще и откровенно дискриминационные вещи», – заявил замруководителя Росрыболовства.

Анна ЛИМ

Источник: fishnews.ru

Другие новости

13.07.2017Вадим Гуринов готовит сети
13.07.2017Статус улова, добытого в открытом море, определят законодательно
13.07.2017Российские рыбаки освоили более 2,5 млн тонн водных биоресурсов
13.07.2017Браконьеры поймали в заказнике условные сроки
13.07.2017Краболовы предлагают пересмотреть показатель
13.07.2017Магаданская область - рыбный край, но вопросы доступности цен на рыбу для населения пока остаются, - Губернатор
13.07.2017Ученые предлагают уточнить меры регулирования промысла крабов
13.07.2017В Мурманский рыбный порт вырос объем поставки рыбы
13.07.2017ТИНРО обсудил правила для промысла крабов
13.07.2017Илья Шестаков: Открытие новых комбикормовых заводов стратегически важно для развития аквакультуры